Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Роберт Бартини: итальянский гений советской авиации

Роберт Бартини - этот человек создавал то, что еще недавно было невозможным

Советский Союз имел множество талантливых конструкторов, умевших практически на голом энтузиазме создавать признанные шедевры мировой техники, многие из которых остались непревзойденными до сих пор. Имена некоторых гениев – таких как Королев, Илюшин, Поликарпов, Яковлев, Лавочкин, Сухой, Микоян, Туполев – известны. При жизни эти талантливые люди были обласканы властью, в их честь называли самолеты, конструкторские бюро, и даже города. Многие имена незаслуженно забыты. Пожалуй, одним из самых талантливых и засекреченных советских конструкторов, во многом определившим облик современной авиации был… Итальянский аристократ Роберт Бартини.

Collapse )

Владимир Шарпатов: «По многим моим полетам можно снимать фильмы…»

Фильм «Кандагар», премьера которого состоялась на прошлой неделе во всех кинотеатрах страны, стал в эти дни абсолютным лидером российского проката. Картина основана на реальных событиях тринадцатилетней давности – судьбе российских летчиков, захваченных талибами в Афганистане. Экипаж российского Ил-76 провел в плену 378 дней и сумел бежать на своем самолете.



Плен

2 августа 1995 года российский самолет Ил-76 частной казанской авиакомпании «Аэростан» совершал коммерческий рейс из Албании (в фильме – из Стамбула) в Кабул. Экипаж самолета состоял из семи (в фильме – пяти) жителей Казани: командира Владимира Шарпатова (его играет Александр Балуев), второго пилота Газинура Хайруллина (Владимир Машков), штурмана Александра Здора (Андрей Панин), бортинженера Асхата Аббязова (Богдан Бенюк), радиста Юрия Вшивцева (Александр Голубев), инженеров Сергея Бутузова и Виктора Рязанова. На борту самолета находились патроны, предназначенные для афганского правительства – груз, нормами международного права признанный гуманитарным. В небе над Кандагаром наш самолет атаковал МИГ-21 – истребитель повстанческого движения «Талибан». Российскому экипажу было приказано немедленно совершить посадку под угрозой ракетного огня на поражение. Так наши летчики на год и 13 дней стали пленниками афганских талибов…

Из дневника командира экипажа, Владимира Ильича Шарпатова:

"Все упали духом. Клянут всех и за все. Неужели такое большое государство, как наше, не в состоянии организовать и провести переговоры? Но им там, в Кремле, важнее сейчас выборы. Как свора голодных собак, российские политики бросились в предвыборную драчку. "Голос России" сообщил с утра, что министр иностранных дел Козырев обратился к Саудовской Аравии, Пакистану и организации исламских государств за содействием по освобождению экипажа. Далее эфир вымер..."

«На обед сегодня один тростник. Обещали подвезти воду».

«Утром на полу поймали скорпиона. Черт возьми, у нас «из мебели» - одни тюфяки».

«Приснилось, что лежу в гробу. Покойница тетя Нюра оббила его темно-синим бархатом. Не заколочена только доска у головы. Мимо проходят какие-то люди, одни с безразличием, другие неодобрительно покачивают головами. Я прикинулся мертвым и думаю: хорошо, что сделал гроб про запас... Проснулся. У нас все беспросветно. Хочется однажды не проснуться...

«Которое утро начинается с визита главных мулл. Во всем обвиняют Россию. Говорят: у вас один выход. Хотите уцелеть - принимайте ислам».

«В 4 ночи стало плохо Саше Здору. Боль в животе. Всего трясет. Я - часовому: «Быстро доктора!» Тот не пошевельнулся. Да и какой тут доктор? Вообще все сильно сдали. У Рязанова - сердце. У меня началась желтуха. Бессонница. Пытаюсь не показывать вида. Но как?»

«17 сентября. Сегодня воскресенье. С утра попросили переводчика, чтобы вызвал Красный крест. У меня постоянная головная боль. Таблетки помогают на 2-3 часа, но ведь не будешь глотать их постоянно. Будет еще хуже. Терплю и не показываю вида. Это скорее всего от нервов и от жары. Не дай Бог в моем возрасте попадать в подобные переделки...»

Побег

По словам Владимира Шарпатова, первый побег 10 июля 1996 года не удался. «А 16 августа мы воспользовались моментом, когда они почти все ушли молиться, оставив трех автоматчиков. Вот тогда мы и рванули». Летчики договорились: «Взлетать будем в любом случае! Убьют – так убьют».

Из интервью В. Шарпатова «Комсомольской Правде»: «Медленно выруливаю по центральной рулежке, на ходу запускаем третий и четвертый двигатели... А навстречу нам уже несутся два "Урала" и автобус. Делать нечего – до взлетной полосы не дотяну – начинаю разбегаться прямо с рулежки. Выскакиваю на полосу, крыло чуть не цепляет землю, молю Бога, чтобы не сломалось шасси... Но, слава нашим конструкторам и ученым, хороший самолет сделали. Машины проскакивают мимо метрах в двадцати под крылом. Скорость 220, а надо бы еще 60 добавить, но полоса заканчивается, дальше – минное поле. Закрываю закрылки и – штурвал на себя. Вытянули! Начали набирать высоту, отказал руль высоты, включаю резервное положение. Так на резерве и долетели...»

Через два часа летчиков встречали на российской базе в Арабских Эмиратах...

Указом Президента Российской Федерации № 1225 от 22 августа 1996 года за героизм, мужество и стойкость, проявленные при освобождении из вынужденного пребывания на территории Афганистана, В. И. Шарпатову присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали "Золотая Звезда". Звезду Героя России пилоту вручил в Кремле премьер-министр Виктор Черномырдин. Этим же указом высокое звание было присвоено второму пилоту Газинуру Хайруллину. Остальные члены экипажа: штурман Александр Здора, бортинженер Асхат Аббязов, ведущие инженеры Сергей Бутузов, Виктор Рязанов, бортрадист Юрий Вшивцев, награждены орденом Мужества.

Тогда и потом

-10 лет назад талибы представляли собой влиятельную политическую силу в Афганистане. Подчинив себе группировки Достума и Хекматияра, они контролировали более трети территории страны. На их вооружении была 25-тысячная армия, 15 истребителей МиГ-21, более 200 танков. В то время их поддерживало население страны, измученное бесконечными междоусобицами.

Усилия дипломатов и посредников по освобождению российского экипажа успехов не имели. Удалось добиться только разрешения на переписку и нечастые встречи с летчиками, в ходе которых удалось спланировать и подготовить побег. Дважды Совет безопасности ООН выдвигал требование освободить экипаж, но талибы не реагировали на эти бумажные резолюции. Они, правда, предлагали свой вариант решения проблемы: в обмен на пленников российское правительство должно выдать бывших министров обороны ДРА и высших чинов ХАДа (афганский КГБ)

- По афганским событиям, произошедших с экипажем Ил-76, были сняты документальные фильмы «Побег из Кандагара» и «Афганский тупик». Дневники В. Шарпатова, которые он вел в плену, легли в основу книги Александра Мищенко «Побег из Кандагара».

Сейчас

В день выхода «Кандагара» на экраны, мы созвонились с В. Шарпатовым, чтобы попросить поделиться впечатлениями о фильме. Однако…

…Однако в день премьеры Владимиру Ильичу посмотреть картину не удалось – его буквально разрывали журналисты, пришлось много выступать перед зрителями, давать интервью. «Пообедать третий день нормально не могу, - полушутя признается командир экипажа. – Бесконечные звонки, встречи. Конечно, мне приятно. Из Брюсселя даже позвонил Дмитрий Рогозин, поздравил с премьерой картины (Д. Рогозин – постоянный представитель России при Организации Североатлантического договора (НАТО) в Брюсселе. - прим. редакции)

Как складывалось ваше сотрудничество с создателями фильма «Кандагар»?

Несколько лет назад режиссер картины Андрей Кавун приезжал ко мне, рассказал об идее будущего фильма. Я передал ему свои дневники, которые вел в плену, подробно рассказал обо всем, что с нами там произошло. Когда начались съемки, мы снова встретились уже на съемочной площадке. В течение двух недель я давал консультации, в основном технического порядка. С трактовкой многих эпизодов был, конечно, не согласен, но режиссер сумел убедить меня, что это нормально – фильм-то не документальный, а художественный. Потом съемки происходили в Марокко, но туда уже я не поехал.

Спустя несколько дней вам все же удалось посмотреть картину – ваши впечатления?

В целом фильм понравился. Хотя он действительно художественный, а не документальный, поэтому многое получилось лиричнее, мягче что ли, чем в жизни. Например, сцена побега – на самом деле все было у нас жестче, суровей… Не очень понравилось, как словесно герои выражали свои эмоции в картине во время патовых ситуаций. Но это все мелочи, конечно. Повторюсь, в целом фильм, по-моему, получился.

А вообще, если честно, по многим моим полетам можно снимать фильмы. Я ведь по долгу службы побывал в 65-ти государствах. Просто ситуация в Кандагаре получила, что называется, наиболее широкую огласку.

То есть бывали похожие ситуации и во время других полетов?!

Конечно. Так, в начале 90-х мы возили груз в Сомали по заказу швейцарской компании. Ситуация там была военная. Американские самолеты охранялись, а наши рейсы летали без прикрытия и сопровождения. Получилось так, что нам заправку американцы не давали. Кое-как выпросили топливо, но выделили мало. Долетели до Фуджейры только благодаря тому, что у нас в баках было еще около 5 тонн неучтенного топлива. Это нас часто выручало. В те же 90-е летали в республику Сьерра-Лионе. Там нас чуть не расстреляли — не выпускали две недели. Чудом удалось выбраться живыми…

Чем живете сейчас?

Я на пенсии с 2002 года. Но дома не скучаю, много общественной работы – я член регионального совета ДОСААФ, организации «Боевое братство», «Клуба ветеранов» и многих-многих других. Часто просят выступить в школах, на встречах с молодежью. Словом, грех жаловаться – вниманием не обижен, востребован. Насколько это важно, объяснять, думаю, не нужно.

Когда в Казани уволили по сокращению штатов, в Тюмени меня приняли очень тепло – встречали практически как первого космонавта, квартиру сразу дали хорошую. И долетать мне здесь удалось еще аж до 62 лет. Но знаете, увы, не ко всем ветеранам такое замечательное отношение, как ко мне. Я вот был недавно, в ноябре прошлого года, в Москве, на конференции Ассоциации Героев, разговаривал с коллегами, друзьями из самых разных регионов страны – многие ветераны живут в таких условиях, что сердце кровью обливается от обиды за них…

У вас в этом году, 21 марта, юбилей. Члены вашего героического экипажа приедут поздравить?

Отмечать буду, конечно, и, надеюсь, все ребята смогут приехать. Даже комитет по празднованию юбилея создали, выделили, вроде, денег, чтобы оплатить всем членам экипажа поездку в Тюмень. В 2006 году, когда отмечалось десятилетие нашего побега, мы тоже хотели собраться, но тогда по разным причинам, многие не смогли приехать. А сейчас очень хочется верить, что встретимся, поговорим, вспомним…

Оба ваших сына, племянник стали пилотами. Внуки династию продолжат?

Они школяры пока оба. Внучка – в 11-м классе, внук Дима – в 6-м. Он однажды обмолвился, что, скорее всего, тоже станет летчиком, а вот его сын – обязательно будет Президентом страны. Представляете?! Так что, я можно сказать, – потенциальный прадед будущего главы государства (смеется).

Какие сегодняшние наши реалии вызывают у вас неприятие, непонимание?

Очень многое в нашей жизни, мягко говоря, непонятно, особенно, людям моего поколения. В наше время ценностями считались коллективизм, доброе отношение друг к другу, здоровый образ жизни. Сейчас страна поставлена под угрозу вымирания и морально, и демографически. Я уже не говорю о диком расслоение общества на очень богатых и очень бедных, социальную незащищенность многих слоев населения…

Знаете, у меня вообще давно сложилось впечатление, что существует некая Программа по разрушению нашей страны, а многие СМИ, особенно телевидение, просто ежедневно дают «отчет» о выполнении этой программы! Как еще назвать ту грязь и пошлость, что заполонили телеэкраны? Словом, Россия очень больна и я искренне желаю ей выздоровления…

P.S. Сначала убедилась сама, потом опросила десятка два знакомых, посмотревших «Кандагар» – у всех во время просмотра в зале происходило одно и то же: после эпизода, когда нашим летчикам удается наконец взлететь на угнанном самолете и вырваться из плена, зрители начинали аплодировать… Не сговариваясь… Долго, в унисон…

Текст: Анна Осина

Фото Владимира Шаргатова в плену - Владимир Мельник
Источник: http://www.spravedlivo-online.ru/